jaschil_14hane (jaschil_14hane) wrote,
jaschil_14hane
jaschil_14hane

Category:

МОЯ СТАТЬЯ В ЖУРНАЛЕ "ОСТРОВ"!

ФАИНА ГРИМБЕРГ
САМКА ЧЕЛОВЕКА
(КОЕ-ЧТО О МИФОЛОГЕМЕ МАТЕРИНСТВА)

Известно, что женщинам периодически (или почти всегда!) не нравится мужская цивилизация. Они (мы то есть!) хотели бы создать новую, женскую цивилизацию! Какую? Конечно же, прямо противоположную мужской! Мужская, она – вся война и жестокость, и жесткость, а женская – соответственно – вся добро и мир и мягкость! Но... простите! Ведь это и есть одна из сторон (так скажем!) мужского взгляда на женщину! Как же это – строить женскую цивилизацию на основе мужского взгляда? А каковы особенности женского взгляда? Вообще-то никакого женского взгляда, взгляда на самих себя, у нас нет! Да и никакой запасной цивилизации тоже нет (я об этом много раз и говорила и писала). В нашем распоряжении только одна цивилизация – мужская! И сами по себе мы, женщины, не существуем! Сознание и подсознание каждой из нас основано на прочной основе мужских мифологем, объясняющих, интерпретирующих, фактически создающих нас! Даже наше периодическое бунтарство тоже всего лишь часть мужской цивилизационной модели. Более того, мы чувствуем себя удобно, уютно, можно сказать, в рамках единственной человеческой цивилизации, мужской цивилизации! А хотим ли мы перемен? Готовы ли мы очутиться голым человеком на голой земле; голой женщиной, не окруженной, не интерпретированной привычным мужским взглядом? Не думаю, что готовы. Однако мне могут возразить: а как же лесбиянки? Разве они во многом не освободили себя от привычных цепей и цепочек этой самой нашей мужской цивилизации? Могу ответить: нет! Нет, потому что и до сих пор понятие свободы означает для женщин возможность... походить на мужчин! Аврора Дюдеван писала под псевдонимом «Жорж Санд»; Коко Шанель сделала женский костюм удобным и рациональным, введя в него элементы... мужского костюма! И так далее! Примеров тьма!
Но все же стоит попытаться! Стоит посягнуть на мужской взгляд на женщину. И давайте начнем с важнейшей, едва ли не основополагающей мифологемы, мифологемы материнства!
Огромный плакат в метро изображает молодую женщину с тремя младенцами- близнецами, надпись аршинными буквами гласит: «Стране нужны твои рекорды». Не будем останавливаться на том, что матка человеческой самки плохо приспособлена для многоплодия, и потому близнецы часто рождаются слабыми, недоношенными; едва ли такие «рекорды» так уж необходимы! Но... не будем! Подумаем лучше о том, к чему, собственно, призывает женщин данный плакат? Ну-у... вообще-то... рожать детей! Но еще раз погодите! Это как? Нас ведь еще в школе учили, что у женщин есть этот самый материнский инстинкт, и даже в куклы девочки играют вовсе не потому что им покупают именно кукол и внушают, что девочки должны играть в куклы; нет, не потому, а повинуясь материнскому инстинкту!
И вот тут самое время процитировать один абзац из интереснейшей книги известного энтомолога И.Халифмана «Пчелы», Халифман – в свою очередь – цитирует писателя Герцена: «Никто не говорит, - заметил А.И.Герцен, - что на пчеле лежит священный долг делать мед; она его делает, потому что она пчела». Золотые слова! И никому не придет в голову укрепить на крышке улья плакат с аршинной надписью: «Делай мед, пчела! Родному улью нужны твои рекорды!». Пчела будет делать мед без всяких призывов, плакатов и лозунгов; она повинуется инстинкту. А женщина? Если она повинуется инстинкту материнства, деторождения, тогда зачем призывать ее быть свиноматкой-рекордисткой и производить на свет как можно больше троен? Кто бы нам пояснил ситуацию? Обратимся, пожалуй, к Эриху Фромму, к его сочинению с многообещающим названием «Искусство любить». Может быть, известный мужчина-психолог-философ-социолог поставит точку над «и» в этом сакраментальном вопросе о материнском инстинкте. Итак, начали!
«Мужской характер можно определить следующими качествами: проникновение, руководство, активность, дисциплина и склонность к риску; женский характер определяется созидающей восприимчивостью, защитой, реализмом, выносливостью, материнством» .
Разумеется, по Фромму, это , что называется, присущие качества; их не надо развивать и воспитывать; они должны быть и они есть! Зачем тогда украшать метро плакатами? Но – оказывается – всё не так просто! Идем дальше за синей птицей фроммовских суждений:
«Материнская любовь – благодать, покой, ее не нужно ни завоевывать, ни заслуживать. Однако безусловная материнская любовь имеет и отрицательную сторону: ее невозможно приобрести, вызвать к жизни, заслужить, ею нельзя управлять. Если она есть, она подобна благословению; если ее нет, жизнь словно бы лишается всей красоты, и я ничего не могу сделать, чтобы сотворить ее.»
Что всё это значит? Что положительная сторона материнской любви и есть ее отрицательная сторона? И что значит «если она есть»? То есть мать может и не любить своего ребенка? И влияет ли на эту самую материнскую любовь время, изменяющее неуклонно возраст ребенка и формирующее его личность? И здесь мужская цивилизация не дает однозначного ответа. Особенно когда начинаются художественные интерпретации концептуальных построений. Приведем только два примера, пусть это будет кино! В фильме индийского режиссера Мехбуба «Мать Индия» главная героиня убивает сына, совершившего преступление; то есть соблюдение социальных норм правильного поведения важнее пресловутой материнской любви! В первом фильме знаменитого итальянца Бернардо Бертолуччи «Костлявая Кума» мать бросается на дочь с ножом и намерения матери вполне серьезны! Но позиция Бертоллуччи понятна: бедные люди имеют право на безнравственность! Мужская цивилизация хитрит: она возводит концепцию «безусловной материнской любви» на пьедестал, но тотчас в некотором смущении многословно (иди многокадрово) мямлит: «... оно, конечно, так, но бывают случаи; понимаете, в жизни всё бывает!»
Любопытна, что материнский инстинкт животных ограничен во времени; спустя определенное время собака уже не помнит о своих детях и даже не узнает их при встрече! Материнская любовь человеческой самки должна, обязана быть безграничной и бесконечной – до самой смерти матери! Какой же именно временной отрезок этой бесконечной любви подчинен инстинкту? Если этот инстинкт вообще существует?
Вернемся, однако, к нашему Фромму:
« Большинство женщин стремятся иметь детей, счастливы, когда ребенок только появился на свет, и с радостью заботятся о нем. И все это несмотря на то, что они ничего не «получают» взамен, кроме улыбки ребенка или выражения удовлетворения на его лице. Похоже, что такое любовное отношение частично коренится в инстинкте , который можно обнаружить и у самок животных, и у человека.»
О том, что получает мать «кроме улыбки ребенка», мы еще поговорим! Но вот любопытно сомнение Фромма в наличии всесильного материнского инстинкта. Вроде бы есть инстинкт, но частичный какой-то! Но тогда должно быть что-то еще! Что же? Фромм выделяет три, уже собственно человеческих фактора: нарциссизм женщины-матери, когда в ребенке она любит... себя; материнскую жажду власти или собственности (это у него только для «авторитарных женщин»!); и – наконец: жажду творить; вот тут-то Фромм и объясняет нам доходчиво, что женщина «творит», рожая и воспитывая ребенка, а мужчина – «творя рукотворные объекты и порождая идеи»!
Но если это верное суждение, то в мире должна царить полнейшая гармония – мужчина творит рукотворные объекты и порождает идеи, женщина радостно порождает детей... Зачем же тогда плакаты развешивать? Чтобы уговорить женщину «творить» именно то, что она должна творить, то есть детей? Кстати, это суровое «должна» появится на страницах фроммовского труда непременно: «мать должна»; то есть пресловутый инстинкт снова не работает; женщину-мать следует учить, что именно она «должна»!
И тут самое время поразмыслить над утверждением Фромма о том, что «большинство женщин стремятся иметь детей»! А почему они стремятся? Ну, нам уже объяснили – нарциссизм, улыбка, немножко власти, желание творить... Может, оно и так, но стоит ли овчинка выделки? Нарциссическое чувство можно ведь удовлетворить и в простом себялюбии, улыбаться тебе может и любимый человек (любого пола!), а загорелось «творить»; ну, сочини поэму или вышей букет по канве... Потому что уж очень страшный процесс – это самое деторождение! Я искренне не понимаю, почему женщины все-таки на это решаются? Вот на такое:
« ... все тело ее судорожно извивалось. Луизе чудилось, будто ее рассекают большим тяжелым ножом, вроде того, как в мясных разделывают туши. Она отбивалась с такой силой...» И так далее! Вы, разумеется, узнали роман Эмиля Золя – тоже с показательным названием: «Радость жизни»!
Но, может быть, великий романист преувеличивает? Как хорошо, что почти у всех теперь имеется в распоряжении Интернет! А в Интернете множество сайтов на разных языках посвящены, оказывается, описаниям беременности и родов! Это простые рассказы самих женщин! Нет, я цитировать не буду! Лучше почитайте описание инквизиционных пыток в романе «Легенда о Тиле Уленшпигеле и Ламе Гудзаке», другого франкоязычного классика, Шарля де Костера, оно не так ужасает!
Можно и еще кое-что отметить, что в общем-то не является тайной! К примеру: человек – млекопитающее, изначально приспособленное к передвижению на четырех конечностях. А поскольку он передвигается на двух задних конечностях, освободив передние для труда и записи сотворенных идей, то его внутренние органы давят друг на друга; именно поэтому самка человека тяжело переносит беременность, роды ее превращаются в кошмар камеры пыток, а детеныш рождается фактически недоношенным, поскольку родись он доношенным, он весил бы столько, что мать никак не смогла бы его произвести на свет, она бы умерла! Впрочем, ей и так совсем не составляет труда умереть! Самка человека едва ли может самостоятельно родить детеныша, ей необходима помощь. Много столетий при оказывании подобной помощи помощники и помощницы не мыли рук! Множество захоронений наглядно свидетельствуют о смерти рожениц и новорожденных! Средняя продолжительность жизни женщины в Древнем Египте или в Древней Греции составляла двадцать – жважцать пять лет! Руки начали мыть лишь во второй половине века девятнадцатого! И лишь во втоой половине века двадцатого материнская и младнческая смертность почти сошла на нет (в развитых странах, естественно!). Но вот, беременность и роды благополучно миновали. Поэт Константин Случевский утверждал, что женщина вполне себе может: «... заслышав крик рожденного созданья, вздохнуть и позабыть все-все свои страданья!». Позабудет она вряд ли! А вот ее испытания ( или проще скажем: мучения) отнюдь не кончаются! Женщину подстерегает ряд послеродовых соматических, то есть телесных недугов; но это бы еще ладно (хотя вовсе и не ладно!), тут же выстраивается очередь недугов психических! Потому что беременность и роды – процесс, травмирующий психику! И вот уже радостно оскалившись, устремляются к бедняжке психозы, которые в медицине так и именуются: послеродовые; а тут тебе и дебют шизофрении, и инфантицид – убийство матерью новорожденного ребенка!
Так, почему же все-таки женщина на это идет? Она что? – такое самоотверженное создание? Она готова принести себя в жертву во имя продолжения рода человеческого? Нет! А что же?
Вот теперь-то мы можем с ледяным спокойствием заявить: у человеческой самки нет материнского инстинкта! У нее - от природы – нет ни малейшего желания производить потомство! Она точно так же, как и самец, способна «творить», то есть чего-то там делать руками или придумывать разные «идеи»! Но... С самого своего начала мужская цивилизация работает на то, чтобы заставить женщину размножаться! Похоже, это и есть основная функция мужской цивилизации, озабоченной продолжением себя во времени и пространстве, - изыскивать способы принуждения женщин к этой самой «материнской деятельности! Методика вообще-то не такая уж сложная, использующая два старинных стимула – кнут и пряник! Дело в том, что женщина – человек, и – следовательно – существо социальное! Поэтому – кнут – законодательно утвержденная зависимость женщины от мужчин, законодательно утвержденная ее социальная неполноценность, запрет на полноценное образование и на целый ряд профессий и должностей! Хотите увеличить рождаемость? Оставьте девочкам двухклассное образование, запретите работать на предприятиях, запретите что-либо предпринимать без разрешения мужчины-родственника, отца, брата, мужа! Пусть в обществе уважением пользуется только замужняя женщина-мать, пусть только замужняя мать сына приобретет некие права на уважение, на более или менее престижный социальный статус! Пусть незамужнюю и бездетную женщину общество всячески третирует! Пусть культура внушает женщине на все лады, что материнство – ее почетная функция, без исполнения которой она не может быть полноценным человеческим существом, и - одновременно – материнство – почетная обязанность, долг (в угаре пафоса противоречие не замечается! Вопрос: долг или инстинкт - снимается!).
Сколько любопытного возможно заметить в этой странной сфере, в сфере деторождения! Вот – к примеру – временной режим деторождения! В скотоводческих и охотничьих сообществах женщина имела шанс прожить дольше, потому что после рождения ребенка она могла даже несколько лет не вступать в интимные сношения с мужчиной; необходимо было вырастить лет до пяти одного ребенка и лишь затем родить другого. В подобных сообществах практиковались так называемые мужские и женские отдельные жилища и – соответственно – гомосексуальные отношения как легальные. Может показаться странным, но считающиеся более прогрессивными земледельческие сообщества являлись более жестокими по отношению к женщине, практикуя пресловутую «верность» одному партнеру и деторождение, что называется, на износ, когда женщина обязана была родить как можно больше детей; кто-нибудь да выживет! Именно система этого изматывающего деторождения в итоге заняла в мире доминантную позицию, фактически изолируя женщину от возможности реализовать свои способности и приводя ее к ранней смерти!
Отметим и еще одну особенность своего рода культа материнства, выработанного мужской цивилизацией: мать – бескорыстное, чистое существо; материнская любовь – святая и благодатная; в подобную концепцию никак не укладывается именно то, что предшествует материнству, то есть секс! Образ матери в культуре тщательно очищается от всего «тварного», «животного», то есть – от сексуальных актов и тем более – от потребности в сексе! Обратите внимание на то, что мать в культуре – как правило - «старая», «старушка», то есть находится уже вне возможности сексуальных контактов! А наивысшее выражение «святости материнства» - образ девственной матери-богини! Кстати, во многих славянских социумах существовал запрет на сексуальные отношения для супружеской пары после женитьбы старшего сына! О том, как часто нарушался этот запрет, свидетельствуют славянские фамильные прозвания: Бабич, Бабенко, Бабицкий, Бабятинский и проч., означающие – «сын бабы», то есть «старухи», женщины, которой общество запретило сексуальные контакты! В рождении такого последыша винили именно женщину, а не ее мужа; фамилии типа Дидусенко («сын старика») встречаются реже!..
Но вот наступила вторая половина двадцатого века! Феминистское движение набрало силу! Женщины многого добились. Общество ослабило «прессинг» незамужних и бездетных женщин! Женщина стала цениться за свои трудовые и творческие достижения, а не за успешность в браке и наличие детей! Ослабло давление и... естественно снизилась рождаемость! Снова начать «давить и не пущать» - вроде как неловко, стыдно; права человека все-таки! И мужская цивилизация вновь пускается на хитрости! Она – мужская цивилизация – предлагает женщине: «Давай я у тебя приобрету, куплю твою репродуктивную функцию! Я тебе заплачу деньги в виде пособия, а ты мне родишь пушечное мясо!». Мужская цивилизация развешивает плакаты с аршинными буквами и вешает на уши женщинам красивые спагетти утверждений о прелестях так называемой «традиционной семьи»! Мужская цивилизация перестала говорить правду о том, что беременность, роды и кормление грудью – болезненные, а порою и смертельные дела! Надев культурные очки, мужская цивилизация вместо того, чтобы честно – как она это говорила много веков подряд – признать, что детей женщина рождает «в болезни», в муках; сегодня улыбчиво лжет: «Беременность – не болезнь!». Значит, если человек с трудом двигается, страдает от целого ряда странных и страшноватых симптомов, это не болезнь! А что же это? Такое здоровье, да?!..
И каковы же выводы? Изменить физиологию женского организма мы не можем, свергнуть мужскую цивилизацию – тоже не может (другой-то нет в запасе!)... И что будет дальше – не ясно, не понятно! То ли новое средневековье, в котором продолжительность одной женской жизни снова снизится до двадцати лет, а тридцатилетняя мать семейства будет считаться этой самой «старухой» и соответственно выглядеть; то ли наконец наступит то самое светлое будущее, в котором детей будут доводить до жизнеспособности вне женского организма... Вряд ли мы это увидим, на нашем веку радикальных перемен не предвидится! Но и обидам, угнетению, унижению мы, женщины, будем сопротивляться, как сопротивлялись всегда. Потому что мы – ЛЮДИ!

---------------------
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →