Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

О БУДУЩЕМ.

Футуролог Митио Каку полагает, что цивилизационные процессы идут вперед прямой удобной дорогой. Но нет! Путь этот сложен... Через сто (приблизительно) лет возникнет новый виток развития с повышенной ролью человеческого фактора и фактическим исчезновением роли "машин". Исчезнет электричество (а ведь машинная цивилизация, в сущности, основана на электричестве), очистится природа, будут топить дровами и углем, писать письма перьевыми ручками (возможно, гусиными перьями), много общаться, глядя друг на друга... В политическом устройстве возобладают монархии... В образовании возобладает гуманитарное... Изменится одежда и обувь...Повысится роль религий… Утопии «всеобщего равенства» не будет никогда… Чрезвычайна важным станет размежевание социальных ролей и статусов – король и земледелец, женщина и мужчина… Возможно, возродится модифицированный институт феодализма… Разумеется, исчезнут такие понятия, как «политкорректность», «феминизм» и другое подобное… Искусство вернется к реализму как искусству элитарному и к примитивизму ненарочитому как искусству народному… Будет цениться мужской и женский ручной труд – труд кузнеца, ювелира, портного, пряхи, ткачихи… Возродится в полной мере общественная и семейная иерархия; низшие сословия подчиняются высшим, женщины – мужчинам; постепенно сложится институт аристократии… Понятие принадлежности к той или иной религии станет чрезвычайно важным… Будут ли войны? Конфликтовать в той или иной форме свойственно человеку, это не может исчезнуть… Этот новый поворот развития человечества будет естественным и по-своему справедливым.
БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

ПРИГЛАШЕНИЕ!

В ПОНЕДЕЛЬНИК - В ПЕРЕДАЧЕ "ШКОЛА ЗЛОСЛОВИЯ" (КАНАЛ НТВ) - ВЫСТУПАЕТ ДАРЬЯ МИТИНА, ПОЛИТИК И КРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА, АВТОР ИНТЕРЕСНОГО ЖИВОГО ЖРНАЛА "КОЛОБОК 73"! ВКЛЮЧАЙТЕ ТЕЛЕВИЗОРЫ!
БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

ОКОНЧАНИЕ ГЛАВЫ "ЕЕ ТУРКИ, ЕЕ РУССКИЕ" ИЗ КНИГИ: ФАИНА ГРИМБЕРГ "ПРИМУЛА" (ВИКТОРИЯ)

Стоит также заметить, что постоянно употребляемые понятия «Турция» и «Болгария» (равно как и «Сербия» и проч.), которыми оперировала российская и западноевропейская журналистика, совершенно по сути своей фиктивны. В девятнадцатом веке еще не существует реальной географической «Турции», а к концу семидесятых годов девятнадцатого века не существует еще и «Болгарии». Естественно, что различные этнические образования внутри Османской империи сосуществуют и не отделены друг от друга границами. Таким образом, для того, чтобы выкроить, что называется, из территории одного большого, полиэтнического и поликонфессионального государства какое-то количество небольших, следует провоцировать миграционные процессы, интенсивно вытесняя группы населения с насиженных мест; что и происходило во время так называемой «Русско-турецкой войны 1877-1878 годов», как мы уже успели убедиться!..

* * *

Что же происходило вне сферы российской политической мысли? То есть что происходило внутри Османской империи и в Англии, важной для нас, в Англии королевы Виктории?..
Как известно, Дизраэли отнесся к лживым сообщениям Мак-Гахэна изначально и твердо скептически. Дизраэли спокойно называл сообщения о «турецких зверствах», выражающихся якобы в ужасающих убийствах и насилиях, «сплетнями в кафе». Теперь положение Дизраэли было очень сложным. В сравнении с призывающим к войне Гладстоном Дизраэли выглядел гадким циником, не желающим спасения пресловутых «невинных жертв»! Дизраэли твердо полагал, что Англия не должна участвовать в войне!
Между тем Гладстон фактически призывал к новым «крестовым походам», полагая, что Англия должна примкнуть к России. Теперь Дизраэли предстоял сложный баланс. Гладстон призывал идти рука об руку с Россией на Османскую империю. В стране многие поддерживали его, наэлектризованные душераздирающими корреспонденциями Мак-Гахэна. И, наконец, сама королева, о которой нам давно пора вспомнить, заявила жесткую позицию в отношении России, памятуя Крымскую войну. Виктория сказала, что скорее откажется от короны, нежели останется «сувереном страны, позволяющей себе унижаться перед величайшими варварами, тормозящими всякую свободу и цивилизацию». Но лорд Биконсфилд стоял твердо: Англия будет держать позицию бдительного нейтралитета! Англия в войну не вступит!..
Королева требовала войны! Войны в защиту Османской империи, войны против России. За королевой стояла и ее семья, на этот раз вставшая на ее сторону. За обедом лорд Биконсфилд сидел рядом с принцессой Марией Аделаидой, младшей двоюродной сестрой Виктории, дочерью герцога Адольфа Кембриджского.
— Чего же вы ждете? — воскликнула она, имея, разумеется, в виду известный «Восточный вопрос».
—Я жду картофельное пюре, — ответил лорд Биконсфилд с улыбкой легкой иронии.
Но от политических противников нельзя было отделаться улыбкой.
Лондон посетили знаменитые «киты» российской политики — тот же Игнатьев, Горчаков, Шувалов. Сопровождаемые красавицами-женами, усыпанными бриллиантами, русские политики исподволь сеяли в английском обществе семена неприязни к лорду Биконсфилду. Однако и тот не был слепым. Дизраэли сурово предупредил того же канцлера Горчакова, заявив ему, что если Российская империя посягнет на Суэцкий канал, Дарданеллы и Константинополь, то Англия вступит в войну!
«Панч» насмешничал и помещал одну за другой карикатуры на Дизраэли.
Султан Абдул Гамид между тем оставался один на один с агрессией России против Османской империи. Пожалуй, надобно иметь очень затуманенный разум, чтобы вторжение вооруженное на территорию другого государства, разнообразные действия против мусульманского населения полагать «войной за освобождение»!..
Покамест возможно было сказать, что Османскую империю предали. Россия просто-напросто разрушала ее военной интервенцией. Англия соблюдала свои интересы и потому выжидала...
Горчаков пытался заигрывать с Лондоном. Россия вела двойную игру, заверяя Англию, будто «вопрос о
Константинополе может быть разрешен лишь взаимным согласием держав». Но было совершенно ясно, что о захвате Константинополя-Истанбула как раз и мечтают все: Игнатьев, Горчаков, император Александр II!..
Королева то и дело вызывала к себе лорда Биконсфилда. Она нервически вспоминала принца-консорта. Теперь, в ее памяти, Альберт представал прозорливым и мудрым политиком...
— Он предчувствовал... предсказывал... Он всегда знал... А теперь я, как бессильная Кассандра102, должна смотреть, как Россия, это чудовище, наступает варварски!.. Если так и дальше пойдет, мы увидим гибель Альбиона! Нет, если русские войска приблизятся к Истанбулу, я немедленно отрекусь от престола! Пусть моя страна гибнет без меня!.. А в каком оскорбительном тоне пишут о нас русские газеты! Какие оскорбления они употребляют против нас! Кровь закипает в жилах!..
Османская армия задержала русских под Плевной. Пятьдесят тысяч русских солдат погибли. Тридцать тысяч раненых также погибли, поскольку госпитали были устроены на диво плохо и уход налажен был скверно...
Общественное мнение в Англии постепенно менялось. Англичане всё более и более поддерживали лорда Биконсфилда...
А королева, королева... Теперь она доверяла только лорду Биконсфилду. Она предложила ему орден Подвязки. Он позволил себе отказаться. В сущности, он не так уж любил почести. Она писала ему запросто: «...мой дорогой лорд Биконсфилд...»
Это может показаться странным (или скорее — не очень странным!), но и до сих пор находятся люди, полагающие королеву и премьер-министра, очень старого и болезненного мужчину и уже очень немолодую женщину, любовниками... То есть и это было бы хорошо, но в любовники королевам, царицам, императрицам зачисляют, как правило, всех без исключения их умных министров и победоносных полководцев!..
Королева упрямилась. Она выказывала горячий нрав. Выяснилось, что русская армия вполне способна воскресать, как птица феникс; потому что к услугам этой армии всегда имелось огромное количество, как мы уже упоминали, бесправных крестьян, покорных, не получивших ни малейшего образования, бывших крепостных, на которых всегда можно было быстрым приказом надеть дурно сшитые шинели и отправить воевать куда угодно, вооружив кое-как дурно сделанным оружием... Бесправные люди, бесчисленные солдаты, — этот ресурс победоносности российской армии долгое время оставался неисчерпаем!..
И вот уже русская армия встала на возвышенности. Вот виден Истанбул-Константинополь...
Королева напоминает лорду Биконсфилду:
— А как же Ваш ультиматум Горчакову? Не пора ли начать войну?..
Он сдержанно отвечает, что нет, еще не пора. Он даже сомневается в том, что эта пора когда-нибудь придет!..
Королева показывает, что она — настоящая королева! Она такая, да, какою и должна быть правительница Альбиона. Чем она хуже Бэсс Тюдор, которая горделиво поднялась на палубу пиратского корабля Френсиса Дрейка?! Но вокруг Елизаветы были мужчины!..
— А кто окружает меня?!.. Дизраэли пишет ей почтительно:
«...Я надеюсь, что Ваше Величество не забудет своего милостивого обещания не писать по ночам, не утруждать себя. Я живу только ради Вас, я тружусь только ради Вас. Без Вас для меня все потеряно...»

* * *

Бисмарк внезапно показывает России свое подлинное лицо. Собственно, пресловутый «Восточный вопрос» не так уж и занимает Германию. Но вот явное желание Российской империи заключить с Османской империей соглашение, продиктовать Османской империи свои условия за спиной Англии и Германии, просто-напросто проигнорировав Англию и Германию; вот мимо таких намерений Германия не пройдет! Кроме всего прочего, Бисмарк справедливо подметил, что выделившиеся из тела Османской империи новые государственные образования вовсе не желают терпеть русского царя в качестве 3£1мены прежде властвовавшего султана!..
Бисмарк предлагает, то есть он настоятельно рекомендует, то есть он едва ли не приказывает... Короче, он предлагает европейским державам собраться на конференцию, на конгресс... Где? К примеру, в Берлине!.. И там, на конгрессе, в Берлине, спокойно решить судьбу этого «больного человека», то есть Османской империи...
Россия вроде бы согласна. То есть она согласна, чтобы все собрались в Берлине. Вот все соберутся. И тогда Россия всем доложит, какие она условия предлагает Османской империи! Россия полагает себя в своем праве. Зря что ли столько народа положено на полях и пригорках Балканского полуострова?! Теперь можно об этом и напомнить Европе!..
Горчаков публикует соглашение России с Османской империей. Кажется, все в порядке; Истанбул, Суэцкий канал и Дарданеллы Россия оставляет в покое. Но... Начинаются обыкновенные российские имперские хитрости. Россия предлагает создание Болгарского государства, которое должно фактически стоять в отношении России в своего рода вассальном подданстве. Такая Болгария естественным образом откроет Российской империи выход в Средиземное море. Кроме того, России должны отойти Каре и Батум. Итак! Россия укрепляется в Азии и может двигаться к Индии...
Лорд Биконсфилд спокойно полагает, что вся Англия должна прочитать эту публикацию и получить полное представление о планах Российской империи!
Вся Англия читает и получает полное представление...
Англия забывает о Гладстоне. Теперь для Англии существует только Дизраэли, лорд Биконсфилд... Конгресс в Берлине? О нет! Англия не пошлет на подобный конгресс своего представителя!..
Но Дизраэли теперь не настроен, кажется, столь непримиримо. Он уведомляет российского посла в Лондоне, графа Шувалова, о необходимости заключения англо-российского соглашения. Дизраэли тверд. Никакой «Русской Болгарии», никакой «Русской Армении» не будет!..
Дизраэли тверд, но Дизраэли не настроен непримиримо. Дизраэли снова предупреждает. Если Россия хочет войны с Англией, Россия эту войну получит!..
Лорд Биконсфилд выступает в парламенте. Теперь он предлагает готовить флот к войне. Нужно занять Кипр...
У России фактически нет флота. Война на море — вот ее слабое место. Русские издавна побаиваются воды. Несмотря на все до сих пор завоеванные моря, русские не любят моря!..
Шувалов также размышляет. С кем легче договориться? С Бисмарком или с лордом Биконсфилдом? С Германией или с Англией? В конце концов он решает, что с Англией, с Биконсфилдом...
Шувалов просит (уже, в сущности, просит!) оставить России хотя бы этакое интересное образование — «Русскую Армению»... Нет, Дизраэли, твердый, но не настроенный непримиримо, отказывает Шувалову...
Шувалов прикидывает... Он проявляет здравый смысл. Нет, нет, Россия не в состоянии воевать с Англией!..
Англия между тем заключает договор с султаном. Султан уступает Англии Кипр. Взамен Англия твердо обещает Османской империи поддержку. Создание марионеточных славянских государств, вассалов России, твердо приостановлено. Османская империя остается евразийской державой. Россия проиграла. Россия действительно зря положила столько народа на полях и пригорках Балканского полуострова. Впрочем, кого в России волнует всерьез судьба множества солдат?! Совсем другое дело — крушение завоевательных планов! Захват Константинополя в очередной раз не состоялся. Россия не захватит Истанбул никогда!.. России, в сущности, предложено убираться с Балканского полуострова.
Пройдет почти сто лет. После второй мировой войны наконец-то сбудутся мечты Потемкина и Екатерины П. Балканский полуостров все-таки войдет в сферу влияния России... Болгария. Албания. Югославия... Греция спасется чудом. То есть если бы не Америка, русские войска вошли бы и в Грецию!.. И еще одна страна останется свободной — конечно же, Турция!.. А еще через полвека Россия потеряет свои балканские владения. Вероятно, навсегда! Болгария, Албания, распавшаяся на несколько враждующих государств Югославия, все они вновь вернутся из удушающей сферы российского влияния назад в Европу...
Впрочем, Россия и сама переменится и обернется лицом к Европе. И то, что было еще в девятнадцатом веке «Европой» для России, Китая, Индии, уже в двадцатом веке отчего-то обернулось Америкой. И то, что было прежде «Парижем», и то, что было прежде «Лондоном», теперь отчего-то «Нью-Йорк»... Что будет дальше?..
А покамест будет Берлинский конгресс!

* * *

В Берлин съезжаются «зубры», «киты» — короче, мощнейшие представители политической фауны Европы! Бисмарк, Горчаков, Дизраэли... Время железных дорог. Едут, едут старые стреляные воробьи... Ага! Вот уже и до птичек дело дошло!
В сущности, все уже договорились исподволь и потихоньку; так оно всегда и бывает в большой политике. Англия уже кое о чем переговорила с Россией. Османская империя уже отдала Англии Кипр, но еще не знает о договоренности Англии с Россией. В свою очередь, Англия и Германия уже отдали Австрии Боснию и Герцеговину. А Франции уже внушили, что о Сирии и Египте и речи не поведется.
Короче, режиссеры продумали, как пройдет спектакль. Но все равно Англия с нетерпением и жаром ожидает борьбы своего вождя, лорда Биконсфилда, с «московитским медведем».
Для королевы Англии Берлин — это ведь еще и дом старшей дочери, той самой Пусси, Виктории Марии Адельгейды. Лорд Биконсфилд останавливается, как и положено, в лучшей гостинице Берлина. В его распоряжении апартаменты. Камердинер, француз Анд ре М., тотчас указывает на раскинутую в зале на большом столе роскошную композицию — корзины роз и померанцевых цветов, свежая клубника. Это подарок Виктории Марии Адельгейды министру и другу матери. Лорд Биконсфилд пишет королеве о добросердечном внимании, каковым окружают его Пусси и супруг Пусси.
Бисмарк и Биконсфилд встречаются. Это всё, конечно, ужасно удивительно, однако отчего-то представители враждующих держав при личных встречах даже и ценят друг друга, и уважают, и прямо-таки любят!
Собрания конгресса могут произвести на стороннего наблюдателя самое замечательное впечатление! Мундиры, золотое шитье, звезды орденов. Османскую империю представляет помощник министра иностранных дел, министр общественных работ, министр иностранных дел, молодой красавец Кара-Теодори, он же — принц Александрос. Молва тотчас же зачисляет Кара-Теодори-пашу в любовники английской королевы, которая, впрочем, даже и не видала его никогда!
Россия упорствует в отчаянном желании сохранить за собой Болгарию, а — соответственно — и доступ к Средиземному морю. Лорд Биконсфилд твердо стоит на своем. Он пишет королеве: «Я не опасаюсь за результат, ибо я сказал кому следует, что покину конгресс, если предложение Англии не будет принято».
Лорд Биконсфилд отдает приказание приготовить все необходимое для отъезда английской делегации из Берлина. Бисмарк тотчас мчится в апартаменты лучшей гостиницы Берлина. После значительной беседы Дизраэли пишет королеве:
«...Я принял его предложение. После обеда мы расположились в одной из комнат. Он закурил, и я последовал его примеру... Мне кажется, я нанес последний удар моему здоровью, но я понимал, что было совершенно необходимо поступить именно так. В подобных случаях некурящий представляется подслушивающим мысли собеседника... Я провел часа полтора в самом интересном разговоре исключительно политического характера. Он убедился, что ультимативные требования Англии — не выдумка! И уже перед сном я с удовлетворением узнал, что Петербург капитулирует».
В Лондон летит телеграмма: «Россия принимает английский проект о европейских границах Османской империи...»
Бисмарк признаёт, что европейские территории Османской империи не потеряны для нее. И ныне Турецкая республика является расположенной и в Европе, и в Азии...
Горчакову остается лишь сожалеть. Россия потратила сотни миллионов рублей, не говоря уже о людских ресурсах!
Бисмарк произносит знаменитую фразу: «Der alte Jude, das ist der Mann!»*
Начинает происходить дружба. Цинический Бисмарк дружит с романтическим лордом Биконсфилдом. Лорд Биконсфилд дружит с добродушным канцлером Горчаковым. Лорд Биконсфилд пишет королеве о своем общении с канцлером Горчаковым: «Так тяжело отказать в чем бы то ни было этому милому старому лису, который кажется совершенно пропитанным елеем доброты...»
Конгресс идет своим чередом. Обеды, ужины, приемы... Сочинения Дизраэли издаются и переиздаются в Германии...

CНОСКА* Этот старый еврей, вот это человек! (нем.).

Происходит скандал из-за Кипра. Будет ли Кипр английским? Выясняется, что да.
Французские газеты восхищаются: «Английские традиции не умерли. Английские традиции живут в сознании одной женщины и одного старого министра!» Речь идет, разумеется, о королеве и лорде Биконсфилде.
Дизраэли-победителя встречают цветами и всеобщим восторгом на лондонском вокзале Черринг-кросс. Королева присылает цветы. На этот раз лорд Биконсфилд соглашается и принимает орден Подвязки.
— Вся страна, все, от мала до велика, в восторге! — восклицает королева.
Достоевский тоже восклицает нервически:
«...Женщины, женщины, главное женщины, потому что женщины всем орудуют. Нынче век женщин повсеместно. Женский век, говорю тебе. И вот, во-первых, во всей Европе, первая женщина, это уже, конечно, ледя. Другие произносят леди, но я произношу ледя. И даже с ударением на я. Более подходит к русскому языку. Ну, одним словом, так хочу. Итак, ледя...» *
Кто такая эта «первая женщина», эта «ледя», вы уже, конечно, догадались! Разумеется, это всего лишь скромная и, в сущности, наклонная к определенному консерватизму (во всяком случае, в сфере семейных отношений) королева Виктория!.. Очень жаль, что Достоевский так никогда и не написал историю «леди». На многообещающем «Итак, ледя...» всё и завершилось. Очень жаль! Потому что могло бы выйти забавно, как обычно и выходило у Достоевского!..

СНОСКА* «Дневник писателя», 1881 г.
БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

АЛЕКСЕЙ ЯКОВЦЕВ:

Мысли вслух...
Мы - гуманисты, но пока мы не уничтожим ХАМАС, мы не остановимся. Они плохие, потому что прикрываются мирными женщинами и детьми от наших бомб. Поэтому мирные люди гибнут под нашими бомбами. Поэтому они - плохие, а мы - хорошие, потому что мы бомбим и плачем, скорбя о тех, кто гибнет под нашими бомбами.
Мы такие гуманисты, что нам наплевать на мнение всего мира и на резолюции ООН. Пусть остальной мир выполняет резолюции ООН, но мы не будем делать это. Потому что мы - хорошие, ведь мы - избранная нация.
Что не сделал Ариель Шарон, сейчас делаем мы. Мы так любим арабов и палестинцев, что от избытка любви бомбим их. В 50-десятых мы захватили их земли и у них на голове сделали свое государство. И пока мы не уничтожим всех арабов на этой земле, мы не успокоимся. Но мы любим их, когда уничтожаем.
Ради этой любви мы пожертвовали 13 нашими солдатами, которые погибли от рук плохих арабов. При этом мы уничтожили почти тысячу мирных арабов, и еще 4 тысячи раненых, которые все равно умрут без медицинской помощи. Но это - такой непропорциональный ответ: ведь наших погибло аж 13 человек - как много по сравнению с арабами!
Но мы - хорошие, поэтому нечего всему миру делать в секторе Газа. Нечего посылать туда журналистов и медицинскую помощь, нечего говорить о гуманитарной катастрофе. Потому что мы, евреи - хорошие, и значит, мы ничего не сделаем плохого арабам. Потому что мы любим их. Мы просто убьем их, и все - ничего большего или ничего плохого мы не сделаем им. Просто мы убьем их.
Потому что это они - плохие. Они прикрываются мирными жителями и не хотят, чтобы мы бомбили их.
Зато у нас есть свой современный пророк, который визжит и брызжет слюной, когда убьют хоть одного еврея, но который молчит, как в рот воды набравший, когда мы убили уже почти тысячу арабов. Потому что она - наш пророк. Потому что она - хорошая, а арабы - плохие.
Они плохие только лишь потому, что живут на этом свете. Но когда они перестанут жить, когда мы всех их убьем, они тоже станут хорошими. И мы будем продолжать любить их. Потому что все хорошо, что делаем мы. А весь остальной мир пусть исполняет свои глупые и нехорошие резолюции своего ООН. Мы знаем, что мы - хорошие...
Ну, что, мир, ты согласен с этим?..



11 мин. назад · Алексей Яковцев · blogs.mail.ru/mail/sothis2012
БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

росица

думаю, что обидела росицу. какое-то образование она, вероятно, имеет, а я, по сути, предложила ей получить еще два образования - филологическое и историческое, да еще и заочно, да еще и под моим руководством! зачем?..но как забавно она спросила: неужели, мол, знание истории изменений сербского женского костюма поможет ей понять нынешнюю политическую ситуацию в косово... она уверена, что нет, не поможет! для нее  история начинается сегодня, а вчера и позавчера не существуют..и не существует никаких взаимсвязей, никак не связываются этнография и политика, к примеру... не пойму, отчего ее интересует косово и почему из двух сторон конфликта она выбрала в качестве "позитива" сербов. ведь она ни о сербах, ни об албанцах ничего не знает...