Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

БОЛЬШОЙ ТЕАТРАЛЬНЫЙ ДЕНЬ БЫЛ ВЧЕРА!

Большой театральный день был вчера! Кинорежиссеру Николаю Богомилову и мне очень понравилось!
Спектакь на сцене Новой оперы «Идиот» (по роману Достоевского) – замечательный! В оформлении спектакля – ничего лишнего, оформлеие помогает певцам, а не переключает внимание зрителей с пения на декорации и костюмы! Недаром оперы не «смотрят», а именно слушают! Прекрасная музыка Мечислава Вайнберга! Я слушала его оперу «Пассажирка» (по повести Зофьи Посмыш). У него удивительный дар передавать музыкой трагическое… Хотелось бы услышать и другие его произведения...
Спектакль по пьесе А.Н. Островского «Не всё коту масленица» - симпатичный, мне с детства нравилась эта пьеса, потому что отношения матери и дочери показаны как совершенно дружеские ... Кажется, Елена Валюшкина, играющая мать, та самая актриса, которая когда-то играла юную Марию в фильме "Формула любви"... Спектакль получился легкий, шутливый, с хорошим актерским ансамблем... Костюмы художника Андрея Климова хороши, адекватны спектаклю.. Слегка стилизованные у женщин, и современные у мужчин, не мешающие актерам быстро двигаться...
IMG_1182IMG_1183IMG_1190IMG_1191
БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

ЖЕНСКАЯ КРАСОТА

page0034мэй ланьфан
main
МЭЙ ЛАНЬФАН - ВЕЛИКИЙ КИТАЙСКИЙ АКТЕР ТРАДИЦИОННОГО ТЕАТРА, ГДЕ ЖЕНСКИЕ РОЛИ ИСПОЛНЯЛИ МУЖЧИНЫ. В РОЛИ ИДЕАЛЬНОЙ КРАСАВИЦЫ ДРЕВНОСТИ! ОН ЖЕ - В ОБЫДЕННОЙ ЖИЗНИ, ОТЕЦ СЕМЕЙСТВА!
БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

КСЕНИЯ РАППОПОРТ В "ТРЕХ СЕСТРАХ" ДОДИНА!

КСЕНИЯ И Я

Вчера - "Три сестры" Додина. Первое впечатление: передвижение актеров по сцене не мешает произнесению текста. Актеры двигаются, я бы сказала, экономно; совершенно нет впечатления излишних движений и жестов, что, к сожалению часто бывает в современном театре. Второе: для постановщика главное - текст; все, что происходит на сцене, направлено на то, чтобы донести именно текст пьесы до зрителей. Третье: на сцене именно то, что и есть в пьесе - трагедия, погружённая в быт (как, например, в «Спасибо за шоколад» Клода Шаброля); на сцене не пресловутая "трактовка пьесы", какую мы можем увидеть, например, в интересном фильме Константина Худякова "Успех", когда главный герой, молодой режиссер Геннадий объясняет актеру, играющему Треплева: "Вы выйдете в костюме клоуна-Пьеро", а именно постановка пьесы, очень бережная по отношению к автору пьесы! Не стоит упрекать меня в ретроградном мышлении; вольный подход к сценическому воплощению драматического произведения может быть, и бывает, вполне оправдан, но такое бережное отношение к тексту пьесы, как в постановке Додина, сегодня встречается всё же редко. И - наконец - четвертое, то есть как раз оно и должно быть первым: прекрасная, очень ансамблевая игра актеров и - удивительная Ксения Раппопорт - Маша; именно ее пребывание на сцене воплощало чеховскую тоску женщины, тревожность, прорывающую рутину быта; а когда в эпизоде пожара Маша внезапно, за руку с возлюбленным бежит прочь со сцены, вдруг у меня возникло такое чувство, какое случается в кино, а не в театре; чувство, что все это - настоящее, пр правде...
БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

СПЕКТАКЛЬ ПО СТИХОТВОРЕНИЮ ФАИНЫ ГРИМБЕРГ "АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ..."

16996102_1863705780509834_2504612072387262749_n
16997757_1863705767176502_5617999142801092872_n
Есть такие авторы, через которых с вами говорит космос. Фаина Гримберг именно такой автор. Мы с моим другом Аней поставили по поэме Фаины Гримберг "Андрей Иванович возвращается домой" спектакль. 24 февраля в 18.00 мы снова играем его на учебной сцене нашей академии. Играем для того, чтобы этим вечером стало немного легче жить всем, кому не хватает космоса. Есть такие авторы, через которых с вами говорит космос. Фаина Гримберг именно такой автор. Мы с моим другом Аней поставили по поэме Фаины Гримберг "Андрей Иванович возвращается домой" спектакль. 24 февраля в 18.00 мы снова играем его на учебной сцене нашей академии. Играем для того, чтобы этим вечером стало немного легче жить всем, кому не хватает космоса.
Нет! Нет! Нет! Сначала я не поверила, а потом поверила. Мы играли "Андрей Иванович возвращается домой" для автора, для Фаины Ионтелевны Гримберг! Она была не одна, с ней к нам пришёл поэт Александр Воловик и молодая писательница, родившаяся на далёком острове Кипр, но из-за большой любви к русскому языку, живущая в России.
Знала ли я, когда покупала эту книгу, о том, что будет такой вот день? Нет, я не знала. Знало сердце.
Спасибо, спасибо, спасибо за всё.
БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

ПИСАТЕЛЬНИЦА ЯНА ТЕМИЗ О НОВОМ БАЛЕТЕ "КЛЕОПАТРА".

Скоро премьера, друзья мои!
Я очень рада, хотя при этом, конечно же, очень волнуюсь и переживаю: от меня уже ничего не зависит, многое получается не так, как было задумано, что-то не получается совсем... при этом (при всём при том!))) я надеюсь, что балет у нас получился.
Новый балет.
Большая редкость в современном балетном мире, когда новое всё: и музыка, и либретто, и хореография.
"Светска премиера" означает "мировая премьера" - тьфу-три-раза, репетиции в разгаре, костюмы дошиваются, декорации доделываются, оркестр, хор, кордебалет... иногда в действии заняты триста человек одновременно, представляете?
Хореограф-постановщик руководит всем не хуже Цезаря.

Когда мне заказали либретто этого балета, я сразу вспомнила - нет, это неправильно, потому что я никогда о ней не забывала! - я подумала о книге Фаины Гримберг "Клеопатра": несколько лет назад я прочитала её, и моя Клеопатра теперь навсегда такая. Не Элизабет Тейлор, не шекспировская, не какая-либо ещё.
Я написала первый вариант либретто, основываясь на этой книге: с девочки-царевны, живущей в городе у моря - в прекрасной Александрии...
Потом (как почти всегда бывает) я переписала его раз десять, от книги оставалось всё меньше и меньше (заказчикам ближе классическая интерпретация истории, увы) - и тем не менее я с благодарностью посвящаю эту свою работу прекрасной и неповторимой Фаине. Повезу книгу в Скопье, буду рассказывать о ней на пресс-конференции и в интервью.
Спасибо за Вашу Клеопатру, дорогая Фаина!
БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

СТИХОТВОРЕНИЕ ЛЬВА ЛОСЕВА

ЛЕВ ЛОСЕВ. ЗАПИСКИ ТЕАТРАЛА

Я помню: в попурри из старых драм,
производя ужасный тарарам,
по сцене прыгал Папазян Ваграм,
летели брызги, хрип, вставные зубы.
Я помню: в тесном зале МВД
стоял великий Юрьев в позе де
Позы по пояс в смерти, как в воде,
и плакали в партере мужелюбы.

За выслугою лет, ей-ей, простишь
любую пошлость. Превратясь в пастиш,
сюжет, глядишь, уже не так бесстыж,
и сентимент приобретает цену.
...Для вящей драматичности конца
в подсветку подбавлялась зеленца,
и в роли разнесчастного отца
Амвросий Бучма выходил на сцену.

Я тщился в горле проглотить комок,
и не один платок вокруг намок.
А собственно, что Бучма сделать мог –
зал потрясти метаньем оголтелым?
исторгнуть вой? задергать головой?
или, напротив, стыть, как неживой,
нас поражая маской меловой?
Нет, ничего он этого не делал.

Он обернулся к публике спиной,
и зал вдруг поперхнулся тишиной,
и было только видно, как одной
лопаткой чуть подрагивает Бучма.
И на минуту обмирал народ.
Ах, принимая душу в оборот,
нас силой суггестивности берет
минимализм, коль говорить научно.

Всем, кто там был, не позабыть никак
потертый фрак, зеленоватый мрак
и как он вдруг напрягся и обмяк,
и серые кудельки вроде пакли.
Но бес театра мне сумел шепнуть,
что надо расстараться как-нибудь
из-за кулис хотя б разок взглянуть
на сей трагический момент в спектакле.

С меня бутылку взял хохол-помреж,
провел меня, шепнув: "Ну, ты помрэшь", –
за сцену. Я застал кулис промеж
всю труппу – от кассира до гримера.
И вот мы слышим – замирает зал –
Амвросий залу спину показал,
а нам лицо. И губы облизал.
Скосил глаза. И тут пошла умора!

В то время как, трагически черна,
гипнотизировала зал спина
и в зале трепетала тишина,
он для своих коронный номер выдал:
закатывал глаза, пыхтел, вздыхал,
и даже ухом, кажется, махал,
и быстро в губы языком пихал –
я ничего похабнее не видел.

И страшно было видеть, и смешно
на фоне зала эту рожу, но
за этой рожей, вроде Мажино,
должна быть линия – меж нею и затылком.
Но не видать ни линии, ни шва.
И вряд ли в туше есть душа жива.
Я разлюбил театр и едва
ли не себя в своем усердье пылком.

Нет, мне не жаль теперь, что было жаль
мне старика, что гений – это шваль.
Я не Крылов, мне не нужна мораль.
Я думаю, что думать можно всяко
о мастерах искусств и в их числе
актерах. Их ужасном ремесле.
Их тренировке. О добре и эле.
О нравственности. О природе знака
БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

ПРЕМЬЕРА! РЕЖИССЕР РОМАН ГАБРИА ПОСТАВИЛ СПЕКТАКЛЬ ПО СТИХОТВОРЕНИЮ ФАИНЫ ГРИМБЕРГ "АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ

ПРЕМЬЕРА СОСТОЯЛАСЬ 12 И 13 ЯНВАРЯ НА МАЛОЙ СЦЕНЕ ПЕТЕРБУРГСКОГО ТЕАТРА "БАЛТИЙСКИЙ ДОМ"! А 19 ФЕВРАЛЯ - ТАМ ЖЕ - СНОВА СПЕКТАКЛЬ!
"Удивительный получился спектакль у Ромы Габриа и у ребят. Камерно трогательный и по симфонически мощный одновременно. Шедевр!"
ЗАПИСЬ И ФОТОГРАФИИ ИЗ ЖУРНАЛА ВЛАДИМИРА ТЕЛЕГИНА!

0_a5024_f8dc3352_orig
МАРИНА МАРКОВНА - АЛЛА ДАНИШЕВСКАЯ
0_a5016_2d952a8_orig
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ - СЕРГЕЙ АГАФОНОВ
0_a5045_8a34796f_orig
СОПЕРНИЦА - КСЕНИЯ МОРОЗОВА
0_a506f_8dc95286_orig
РЕЖИССЕР - РОМАН ГАБРИА
0_a5072_c8082988_orig
А ЭТО Я...
БОЛГАРКИ 18 ВЕКА

ОБЪЯВЛЕНИЕ О СПЕКТАКЛЕ!

Театр «Балтийский дом»
Театральная компания "Открытое Пространство" представляет свой новый спектакль "Андрей Иванович возвращается домой" (по одноименной поэме Фаины Гримберг).
Премьера спектакля состоится 12 и 13 января 2013 г. в 19:30 на малой сцене театра-фестиваля "Балтийский дом" (Александровский парк, 4). Режиссер спектакля - Роман Габриа.
На премьеру спектакля приедет автор.

В основе спектакля лежит поэма современного писателя, поэта и переводчицы Фаины Гримберг: «Андрей Иванович возвращается домой». Сюжет поэмы рассказывает о двух женщинах, ожидающих возвращения с войны Андрея Ивановича. Образ войны, которым пронизана вся поэма Гримберг, сегодня, к сожалению, остаётся актуальным в нашем обществе. Война разрушает судьбы, быт, связи между людьми, традиции.

Поэма напоминает своей напевностью народное сказанье. Поэтому, спектакль пронизан народной музыкой: частушками, колыбельными, песнями плакальщиц. В спектакле происходит соединение драматического театра с его действенной основой, характерного танца и былинно-частушечного распева. Живая музыка - главное действующее лицо этой истории, а среди разнообразных музыкальных приемов, создающих музыкальную ткань спектакля, на первый план выходит балалайка - древний «свидетель» войн и свадеб, похорон, гуляний и пьяных праздников. Однако, когда балалайка не справляется с рассказом о реалиях войны, ей на помощь приходят электронная музыка и сэмплы, создавая тем самым тот необходимый художественный синтез, который делает театр современным.

Хотя фабула спектакля (как и поэмы, лежащей в его основе) проста и архетипична, способ изложения расширяет границы сюжета до мировой истории и позволяет назвать его «сказкой о мироустройстве». Это спектакль о войне и мире, жизни и смерти, и, конечно же, о любви.
Продолжительность спектакля — 1 час 30 мин
Режиссер: Роман Габриа
Художник: Сергей Новиков
В спектакле заняты:
Андрей Иванович - Сергей Агафонов,
Рассказчица - Ксения Морозова,
Марина Марковна - Алла Данишевская,
Балалайка - Денис Пенюгин
«Текст Фаины Гримберг - вещь необычная, на первый взгляд, хрупкая. Это не пьеса, где развиваются взаимоотношения и характеры, привычные в драме. Это, в первую очередь, - Образ, орнамент. Поэтому путь, который мы выбрали - нечто похожее на Брехтовские зонги. Монологи. Мы поём эту историю как эпический русский текст. О воплощениях, на которые способна женская природа, об Андрее Ивановиче, о славянской мифологии, о дереве и о реке. История одной семьи и рядового солдата, погибшего в середине 90-х… без споров, кровавая страница Истории: первая Чеченская, второй срок Ельцина, демократия и всё такое… Когда началась война, я заканчивал школу и, конечно, не думал об этом всерьёз. Война была там, в республике, а мы играли в футбол. Теперь, спустя время, можно к этому прикоснуться.

В поэме Фаины Гримберг интересно пересеклась и поэтическая реальность и настоящие звуки войны. Колесо Истории, которое перемалывает и перемалывает… Время было непростое, во многом эклектичное - такой и будет наша работа.»